Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Звезда Ориона. Максим Мейстер.

В одном царстве-государстве жил-поживал купец.

И, как все купцы, занимался он в основном тем, что приумножал свои богатства.

Искал, где лучше и подешевле купить, да где подороже продать; как бы платить поменьше, а получать побольше; где бы чего провернуть да схитрить.

Вот и богател потихоньку, как и все толковые купцы.

Кстати, звали его Орион.

Так вот, от всех купцов города, а может и от всех купцов царства, Орион отличался.

И не умением, – были в царстве и толковее, – и не удачей, – были и поудачливее, – да и не богатством, – были купцы и побогаче Ориона.

И не мало таких было, совсем не мало.

Особенность у Ориона была другая, можно сказать, странная: он очень-очень любил свою жену…





Нет, я о других ничего такого сказать не хочу.

И обычные купцы жен, конечно, любят, но любят так же, как другую собственность.

Как лучших лошадей, например, – хотя, правды ради, редкий купец жену ценит больше любимой лошади, – как свои имения, как свои земли…

Жена для нормального купца – это собственность, а не отражение души.

Орион же любил жену пуще жизни. Как так получилось, не скажу, ибо тут отдельную сказку надо сочинять.

Важно лишь, что благодаря любви своей не страдал Орион той болезнью купцов, что всех их поражала с неизбежностью лютой.

Болезнь эта – жадность.

 

Конечно, и на Ориона жадность частенько нападала, куда без этого?

Среди больных один здоровый – все равно что больной.

Но приходил Орион домой, в глазах у него блеск такой характерный – первый признак болезни-жадности, а жена его Касандра тут же этот блеск замечала: «Ну чего ты, любимый мой, опять думаешь только о деньгах.

Куда их, солить что ли, как капусту?

Смотри, сколько людей в городе страдает.

Давай лучше поможем беднякам, построим больничку новую, в школу арифмометров новых привезем, сиротам сапожки новые купим…»

Орион, конечно, морщился, для купца просто так с деньгами расстаться, – все равно, что палец отрезать, но из любви к жене помогал и беднякам, и сиротам, и всем, кто нуждается.

А как сделает доброе дело, то и сам вдруг чувствует: легче на душе становится, блеск нездоровый в глазах пропадает, а без него, оказывается, и видеть лучше получается.





Без блеска жадности мир-то совсем по-другому выглядит. Красивее, что ли, объемнее.

Потому что у больных жадностью мир, может, и интересный, но однообразный.

Видят сквозь блеск этот не поле красивое, а монетки колосящиеся, не дом, а деньги в него вложенные, не лес, а его стоимость на вторичном рынке, не небо, а бесполезно пропадающие объемы пространства…

 

Но это еще что, если болезнь прогрессирует, то видят уже больные не людей, а клиентов и должников, не друзей, а партнеров, не любимых, а…

В общем, вскоре уже и без подсказок стал Орион добром делиться.

Иммунитет, значит, приобрел к жадности. В городе его, понятное дело, любили.

А когда тебя любят, и ты сам любишь, то приходит еще и счастье.

 

Так что, пожалуй, вдвойне необычным купцом был Орион: счастливым и богатым, богатым и счастливым.

Бывают люди богатые, встречаются люди счастливые, но чтобы и то, и другое вместе – не бывает такого почти.

Редкость необыкновенная, словно жемчужина величиной с кулак.

А жемчужин таких не вызревает никогда, ибо не вмещаются они в створки раковин, вот и в жизни точно так же: и к счастью, и к богатству всегда примешивается зависть.

А уж когда счастье встречаются с богатством, то их обоих такая зависть пытается защемить, что, обычно, и давит насмерть.





Все купцы города завидовали счастливому Ориону.

Да так, что однажды не выдержали мук, собрались вместе и решили несправедливость исправить.

Сначала кто-то даже предложил убить, но совесть да страх наказания, вроде как, возобладали.

Тогда собрали они денег и пошли к могущественной ведьме, что жила в соседнем лесу.

 

Прямо всей толпой и нагрянули, с порога жаловаться начали: - Все мы живем как положено нашему сословию.

Работаем от зари до зари, деньги копим и преумножаем, не жалея сил и батраков.

Экономим, бегаем, словно ужаленные.

Трясемся вечно от страха за богатства свои.

Смотри, Рахунья, седые уж все, независимо от возраста.

Болячки у каждого, нервы да язвы.

А этот Орион – счастливый себе!

Это ж несправедливо!

 

Сделай так, чтобы он перестал быть счастливым.

Мы тут посовещались и собрали тебе на это дело большую кучу денег.

Хватит травки собирать да за гроши темные приговоры глупым девкам варить.

На всю жизнь хватит подарка нашего и тебе, и внукам твоим.

Только придумай, как извести купца, но не насмерть, а чтобы он просто стал как мы.

Пусть даже успех к нему придет и денег будет больше, чем сейчас.

Но чтобы не светилось его лицо счастьем, чтобы погасла в его глазах любовь и засверкали там нормальные привычные золотые монеты.

 

Ведьма подумала-подумала и сказала:

- Что же, хорошее предложение, ничего не скажешь. Пенсий в наше время еще не придумали, придется о себе как-то самой заботиться, а то старость не радость, хочу косточки свои погреть где-нибудь под солнцем, а не в этих лесах. Так что принимаю я ваше предложение, деньги положу в банк и буду себе жить на проценты потихонечку.





Взяла ведьма Рахунья деньги, и стала думать, как же испортить жизнь купцу. Справки стала наводить, в городе часто бывать.

И очень быстро поняла, что счастлив купец от жены своей, а значит, надо жену и погубить.

Можно, конечно, просто отравить, – о ней в договоре с купцами условия не было, – но как-то это непрофессионально, да и тюрьмой пахнет и всякими неприятностями.

И решила она по-хитрому, по-ведьмински, тем более что денег на эксперименты было с избытком.

 

Нашла рецепт, у зарубежной коллеги закупила редкие и дорогие травы.

Сварила зелье удивительное.

Ну, а дальше, как в классике, взяла яблочко наливное да шприцем туда зелье и впрыснула.

Пришла к дому купца в то время, когда тот в командировке был, постучала, словно бедная странница:

- Доброго дня тебе, хозяюшка. Собиралась я в дальнюю дорогу, в паломничество по местам святым, да вот заплутала чего-то в лесу, к вашему городу вышла, а тут никого знакомых, пусти хлеба преломить да переночевать.

Касандра, конечно, странницу пустила, накормила, подарила новую обувь да платок, поговорила с душой.

У ведьмы аж на сердце тяжело стало, что такую хорошую женщину приходится обманывать и яблочками с зельем кормить.

Но что делать, деньги взяты да изрядно потрачены, а в котомке уже билет лежит до острова дальнего, так что вздохнула Рахунья про себя, но перед уходом все же сказала:

 

- Редко такие добрые люди, как ты, в наше время встречаются.

И не странница я, а волшебница, что прослышала про вашу семью.

Да, правду люди говорят, сама вижу, а потому вот тебе мой подарок – яблочко волшебное, молодильное.

Съешь его и будешь молодой долго-долго, на радость себе и мужу.

И ведь не врала ведьма.

Ложь, что правдой прикидывается, видна хорошо, люди добрые ее распознают.

А вот правду, что внутри – ложь…

Такое распознать труднее. Ведь и в самом деле у зелья ведьминского было действие побочное – продляло оно молодость.

Оставила Рахунья гостинец и быстро-быстро убралась, чтобы не опоздать на пароход к далекому острову Маврикию.

 

А Касандра на яблоко долго смотрела, ходила вокруг кругами, все съесть не решалась, хотела мужа дождаться да поделиться.

Но у женщин с этим фруктом вечно нелады какие-то, так что не выдержала и со словами: «Вот, как хорошо будет для моего мужа, что буду я очень долго молодая!», – съела румяное яблочко.

И как только проглотила последний кусочек, то превратилась в красивую, белую… но… свинью.





Вернулся купец домой:

- Ой же, свет очей моих, женушка любимая, где ты?

 Я уже устал, хочу тебя видеть и обнимать.

А смотрит, вместо жены в спальне, – хрю-хрю, хрю-хрю, – необычно красивая, молодая, но все-таки порося.

 

Испугался купец, потому что всех своих свиней знал наперечет, а это была явно какая-то заблудшая, да еще в его доме, да еще в одежде жены.

И стал бегать по дому, искать Касандру.

Но в конце концов, огорченный, что не нашел свою любимую, от мрачных предположений и бессилия, упал на кровать и заплакал.

А свинья подошла и стала его пятачком под бок пихать, нахрюкивать что-то такое знакомое, родное по интонации.

И вдруг купец понял каким-то шестым чувством, что это и есть его жена.

Еще горше заплакал.

А потом взял себя в руки и пошёл разбираться.

Ходил по тавернам и собраниям, платил за слухи и предположения.

Скоро весьма дошел до него слух, что собирали, мол, местные купцы деньги на что-то такое необычное.

Зацепился за этот слух, как за кончик нити, а за ним и весь клубок распутался.

 

Деньги немалые, но все проведены черным налом, а потом, не прошло и недели, ведьма исчезла местная и в узких кругах знаменитая.

Бесследно исчезла, словно и не жила здесь последние сто лет.

Пошел Орион в лес и убедился, что дом Рахуньи пуст, окна заколочены, а на двери записка: «Уехала в дальние края, не ждать».

Связал Орион два этих события, а там и другие данные подоспели, ясно стало вскоре, что деньги собирались именно для Рахуньи, а услуга, что этими деньгами оплачена была, – навредить ему, Ориону. Ну а вред – превращение любимой жены в поросенка.

 

Разозлился купец, собрал все деньги свободные и принялся за дело с новой силой.

Подкупил работника почты и узнал, что не так давно Рахунья получала посылку из-за границы.

Узнал адрес заморский и нагрянул туда с наемниками.

Бедная знахарка тут же призналась, что Рахунья – ее давняя подруга по переписке, и, действительно, заезжала к ней совсем недавно, приплыла с кучей золота и давай гулять, будто молодуха.

Вино лилось, столы едой ломились, но потом ведьма уехала дальше, на остров Маврикий, где собиралась греть старые косточки на солнышке и скромно проживать свалившееся на нее богатство.

Разъярился Орион пуще прежнего, нанял еще больше стражников с пистолетами, ружьями и большими мечами, в путь дорогу пустился на остров Маврикий.

Долго ли, коротко ли, но приплыл он туда, чтоб поймать, наконец, злую ведьму и заставить расколдовать свою жену.

 

Да только опоздал купец. Жил на острове Маврикий мудрец-волшебник.

Едва ступила нога колдуньи на песок острова, как почувствовал волшебник злую силу и конкурентку незваную, прилетел на встречу, и сразились они в магическом поединке.

Долго сражались они, множество волшебных предметов и амулетов извели прежде чем добро победило зло.

 

Пришел Орион к мудрецу и сказал:

- И как же теперь? Что же мне делать? Одной лишь надеждой жив был, что поймаю злую ведьму и заставлю колдовство отменить, вернуть жену любимую. А что ж сейчас?

Не мила мне больше жизнь, не хочу я жить, если нет надежды.

Коль не получится вернуть жену, то покончу с собой. Зачем жизнь без любимой?





Волшебник подумал, проникся к Ориону состраданием и сказал:

- Отменить колдовство я не могу, не знаю, что за зелье старуха применила и есть ли у него противоядие. Кое о каких ингредиентах догадываюсь, так что в утешение могу сказать: проживет твоя жена в новом облике молодой долго-долго, сотню лет стариться не будет!

 

- У-у-у, – заплакал купец. – И что мне с того? Лучше бы старилась, но человеком! Зачем мне вечно молодая свинья?!

Мудрец еще больше расстроился от рыданий Ориона и мягким голосом сказал, утешая:

- Я и правда не знаю, как расколдовать твою супругу зельем или снадобьем.

Но, послушай, все равно печалиться не стоит.

И уж тем более самоубийством делу не поможешь.

Сам подумай: сменилась только оболочка, но внутри-то ведь это по-прежнему твоя любимая жена.

Пусть снаружи – свинья.

Что с того? Внутри-то это все еще твоя любимая Касандра. Твоя любимая жёнушка.

Послушал купец, подумал, слезы вытер и сказал:

- А ведь правду говоришь…

А мудрец тем временем продолжал:

- Я сказал, что нет магических средств превратить свинью в человека, но разве только магия в нашем мире сильна?..

Пусть сейчас Касандра, словно свинья, но ты относись к ней, как к человеку.

Будь с ней, как раньше.

Старайся, как раньше, люби, как раньше.

Словно человека.

Со временем внутренняя ее природа, человеческая, преобладает, а значит, и снаружи она тоже станет человеком.

А если даже и нет, ты же ничего не теряешь, памятуя, что внутри непривлекательной оболочки живет все та же твоя любимая супруга.





Утешился этими словами Орион и поехал вдохновленный домой.

А дома купец сделал рядом со своей комнатой большую-пребольшую спальню, украсил ее цветами, белыми простынями и подушками.

Сделал все, как его жена любила. Очень красивая спальня получилась.

Но – отдельная. Не спать же ему со свиньей, правда?

Потому что хоть внутри-то она и жена, но снаружи-то свинья все-равно.

Это только мудрецы видят что внутри, то и снаружи, а для обычного купца разница есть.

Сделал Орион для своей Касандры роскошную спальню, какой и у иных принцесс не было, каждый день стал к ней приходить, гладил, слушал милое хрюканье ну и плакал иногда украдкой, не без этого.

Но совсем не так горько, как раньше.

Придет бывало вечером после работы, почешет жену за ушком, а та и ластится, пятачком в ладони уткнется и стоит, похрюкивает от удовольствия.

 

Только вот стал Орион замечать вдруг, что глаза у жены в облике поросенка – несчастные.

Смотрят жалобно, словно хотят чего-то.

Решил сначала купец, что и Касандра по облику человеческому тоскует, но на всякий случай спросил:

- Что не нравится тебе, моя дорогая Касенька?

Что сделать для тебя еще?

Может, простыни не достаточно белые, а цветы не достаточно свежие? Может, подушки не достаточно мягкие?..

А порося-то не отвечает по-человечески, только похрюкивает, ресничками длинными хлопает да бегает, словно что-то показать хочет.

То в подушку с разбегу бухнется, то одеяло дорогое, из верблюжьей шерсти, носом подбросит.

Говорить-то не умеет, а что показывает, купцу непонятно.

Отправил Орион гонца к волшебнику с посланием:

 

- Не так что-то с моей Касей. Все сделал, как советовали.

Стараюсь вести себя, словно и не изменилось ничего.

Все устроил, как она любила, но по глазам вижу – несчастна Кася.

Сколько сил на комнату потратил.

Цветы каждый день свежие, а она их тут же раскидывает по комнате, убирать не успеваем.

Простыни белые, чистые, как снег в горах, каждый день меняем.

Потому что внутри-то, может, она и та же, а вот снаружи, да простит мне боже такие слова, – настоящая свинья.

Ладно бы просто мяла да разбрасывала, а то ведь, иной раз, прямо посреди белоснежной простыни и нагадит.

Раньше Кася чистоплотнее была, а сейчас постоянно нужно что-то за ней убирать, менять. И ладно бы, я же понимаю, внешний облик такой, но ведь в глазах – тоска. Несчастная она, что ни делаю…





Получил мудрец это письмо, заинтересовался и тут же на ковре-самолете прилетел прямо с Маврикия.

Посмотрел орионово хозяйство, изучил обстановку, да и сказал:

- Ну, дело понятное. Она же сейчас только внутри человек, а снаружи – свинья.

Вот и несчастна, потому что не нужны ей перины, да белые простыни, не нужны ей масла ароматные и цветы свежие.

Чего свинья хочет? Разве не знаешь? Так пойди, посмотри на свиней настоящих.

Грязь ей нужна, да пожиже, чтобы забраться в нее и кувыркаться там, от удовольствия хрюкая.

А ты ее сразу человеком делаешь. Плохо ей, от того и несчастными глазами на тебя смотрит.

 

- И что же делать? Не в свинарник же ее к остальным свиньям?..

- Нет, и это будет неправильным.

 

Если будешь потакать только внешней оболочке, то внутренняя сущность никогда не проявится.

Другими словами, если будешь держать свою Касандру, как свинью, то со временем она и внутри станет свиньей.

 

- А если только как человека, то Кася несчастна. И что делать?

- Сделай так, чтобы у неё была возможность быть и свиньей, и человеком.

- Как это?

- Твою замечательную роскошную спальню немножко переоборудуй… – И рассказал мудрец, что нужно сделать.

Довольный, что снова есть понятная работа, Орион вознаградил мудреца и занялся большими перестройками дома.

Спальню роскошную расширил и половину превратил в хлев.

Набросал там сена и всякого мусора интересного, закопал трюфеля да другие вкусняшки, чтобы могла Кася рыться и находить их, грязь развел да лужи. Одним словом, сделал все, как свиньи любят. По высшему разряду.

Ну, а рядом с хлевом этим без всяких дверей и стен осталась спальня роскошная, такая точно, как жене была по душе когда-то, с розами ароматными и простынями белыми. И все это в одном помещении, так что и не понятно было: то ли часть спальни – хлев, то ли часть хлева – спальня…

 

Едва порося в перестроенной комнате оказалась, то заносилась, запрыгала и бегом с белых простыней в самую смачную лужу! Хрюкает, плескается, радуется! Потом трюфеля под землей унюхала и давай рыться, только пятачок сверкает, а в глазах радость такая светится, что купец тут же от умиления расплакался.

Но умиление быстро прошло, горько стало от чего-то, и пошел Орион плакать к себе в спальню.

Очень уж он по той жене скучал, что раньше была, по своей Касеньке…

Шло время, жена-свинья поначалу и не выходила с грязной половины, так что вскоре ясно стало: живет она именно в хлеву, небольшая часть которого – роскошная спальня. Но купец продолжал каждый вечер приходить к своей Касе, гладил ее и разговаривал. «Как дела», – спрашивал.

О своих делах рассказывал, о проблемах и победах, новостях в городе и мире. Говорил, что продолжает заниматься благотворительностью, помогает другим. Все, как она хотела.

И вот, однажды утром, Орион заметил в спальне черные следы от копытцев! А на кровати прямо на белой простыне…

Подбежал он к Касандре и спросил, заикаясь от волнения:

- Касенька моя, неужели ты спала сегодня в нашей спальне, на белых простынях?

И она ответила:

- Хрю-хрю!





И видно было, что не особо ей и хотелось там спать, но чего не сделаешь ради мужа!

Специально вылезла она из любимой лужи и провела ночь на неудобных и неприятно пахнущих розовым маслом белых простынях.

Ради мужа преодолела свою природу свиньи.

Так, день за днем, все чаще и чаще Кася стала переходить из свинарника в белую, цветочную часть.

Пока комната не превратилась из хлева в роскошную спальню с маленьким закутком хлева, а потом и в одну только большую человеческую спальню.

 

Так, через три года и три месяца, порося Кася превратилась в прекрасную молодую девушку Касандру, такую же свежую и молодую, какой она была в восемнадцать лет.

 И жили Орион и Касандра долго и счастливо, а все остальные злые купцы от зависти застрелились.





* * *

А сейчас, мой маленький, мораль этой сказки.

Иногда люди хотят изменить себя или окружающих очень резко.

Превратить или превратиться сразу в кого-то, кем не являются сейчас.

Это никогда не работает.

Даже если мы хотим дать что-то очень-очень ценное и хорошее тому, кто не готов, то, даже получив это, человек остается несчастным внутри или снаружи.

Поэтому важные изменения должны быть постепенными.

Ведь даже наш Бог всегда оставляет нам выбор, кем быть: свиньей или любимой женой…





© Максим Мейстер, авторский сайт –   gopal.ru http://gopal.ru/texts/zvezda-oriona/



Источник: picblow.com/img/full/3502.jpg; www.friendland.biz/t852-topic, http://gopal.ru/texts/zvezda-oriona/

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

Максим Мейстер Сказки

 

Комментарии:

KallistA

интересно)))И картины нравятся

Ответить

"Особенность у Ориона была другая, можно сказать, странная: он очень-очень любил свою жену…" - ???
-
Да,,,Оказывается сейчас это странность - любить свою жену...
Бывает конечно,что мы по свински относимся к своим близким,
(эмоции...)
но если осознаём и исправляемся - то не станем свиньями.
А в целом + (ну сказка же)

Ответить

Белокурая Жози

Дальше то читайте:"Нет, я о других ничего такого сказать не хочу.
И обычные купцы жен, конечно, любят, но любят так же, как другую собственность. "

Ответить

Muzeyka

Поучительная сказочка. Очень-очень. Остаётся понять, как можно пьющему человеку объяснить, кому он уподобляется и уговорить "не лезть в лужу" и "спать на чистом"... Охохонюшки. Посто плюс.

Ответить

Muzeyka

Извините - посту плюс!! А подсознание выдало нечто вроде "просто плюс"...

Ответить

Hanter

И добавить нечего, да и ненадо :)...просто большущий плюс +.

Ответить

Дорогие читатели, особенно те, кому этот рассказ понравился. Хочу рассказать нечто интересное и важное.
Меня зовут Максим Мейстер, я автор не только прочитанной только что сказки. На данный момент у меня вышло 7 книг общим тиражом более 50000 экз. Рассказы и цитаты из них разошлись по всему интернету. В 2006-м вышло сразу три книги, а потом я был вынужден прекратить писать. И по личным, и по внешним причинам. В этом году готовится к выходу моя новая книга - большой роман "Открытки от одиночества", во многом от успеха или неуспеха которого зависит, останется ли вообще такой писатель или полностью уйдет в бизнес. Следующая книга уже задумана, но будет написана только если новая найдет своего читателя. Поэтому решил обратиться к вам. Поиском по интернету я ищу места, где выложены мои тексты. С просьбой поддержать новую книгу. Ее предварительные продажи уже идут на сайте:
http://maximmeister.com
Новый роман "Открытки от одиночества" написан после 6 летнего перерыва. Он начат в 2006, а закончен за два года в 2011-2012. И это пока самый объемный мой роман. И первый, который будет распространяться без издательств, магазинов и прочих посредников. Напрямую: писатель-читатель. Может быть, именно за таким способом будущее.
Но даже если нет возможности купить книгу по тем или иным причинам, я прошу просто рассказать о ней друзьям, у себя на сайте или в соцсети. Поучаствуйте в судьбе книги, это будет очень интересно и необычно. В магазинах она продаваться не будет.

Ответить

Стереотипа

Шикарно!)) И как все в точку). не у кждого конечно хватит любви и терпения из свиньи человека сделать...)

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.